Вторник, 14 мая 2019 18:38

Протоиерей Олег Стеняев: "Во время Великой Отечественной войны наш народ доказал свою духовность"

Оцените материал
(1 Голосовать)

День Победы ― великий день для нашей страны и для всего мира. Четыре года кровопролитных боев, миллионы погибших. Война коснулась каждой семьи.

В семье известного священника Русской Православной Церкви протоиерея Олега Стеняев воевали два деда. Дед по отцу, Стеняев Иван Иванович, погиб под Смоленском в 1942 году. Дед по матери, Журавлев Егор Аркадьевич, прошел три концлагеря, в том числе Освенцим, сбежал, присоединился к Красной армии, был восстановлен в статусе солдата Советской армии и вернулся как воин-победитель войны.

«У меня перед глазами всегда был свидетель войны ― мой дед, Егор Аркадьевич, и всегда жила мысль о моем деде, который погиб под Смоленском, и это всегда вдохновляло меня на усиленную молитву за него», ― рассказал информационному агентству «ДНЕСЬ» протоиерей Олег Стеняев.

Особенно интересна история деда священника, Егора Аркадьевича, который прошел три концлагеря, но в итоге сумел сбежать.

«Он сбежал с двумя другими заключенными, когда их перегоняли из одного концлагеря в другой,  ― вспоминает священник Олег Стеняев. ― Сначала они спрятались за насыпью, а когда прошли колонны с заключенными, бросились бежать, нашли поле, где от голода стали есть, что попало, и один из них умер от завороток кишок. Более взрослый заключенный стал бить моего деда, чтобы тот не ел и, тем самым, спас ему жизнь. И они уже вдвоем побежали дальше. Добежали до немецкого хутора, спрятались в кустах и вдруг увидели, как выходит девица, садится рядом с кустами, начинает расчесывать волосы и петь русскую песню. Они вышли из кустов и стали с ней разговаривать. Она оказалась русской. Тогда очень много русской молодежи угоняли в Германию. И вдруг она говорит: «Ничего не бойтесь, я вам помогу». Несмотря на то, что хозяин был этническим немцем, он ненавидел Гитлера, считал его антихристом. Он принял их, отмыл, одел, отпоил легким бульоном, прятал у себя в доме, сколько мог, но когда начались облавы, дал им компас и рассказал, в каком направлении продвигаться. Они шли на грохот орудий и однажды вошли в немецкое село, где в пыли грохотали танки, но когда пыль рассеялась, показались красные звезды, они бросились к своим. Их отправили в особый отдел, а в особом отделе на них посмотрели и сказали: «Какие это предатели?! Одни кости да кожа!». Их восстановили в статусе воинов, и мой дед вернулся как воин-освободитель. Но он до смерти был кожа да кости».

«В каждой православной русской, украинской и белорусской семье есть люди, которые участвовали в Великой Отечественной войне и защищали нашу общую родину с оружием в руках, ― продолжил отец Олег Стеняев. ― День Победы ― волнительный день, потому что наши предки, деды и прадеды очень долго шли к этой победе, она добыта дорогой ценой. В Евангелии сказано: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» (Ин. 15: 13). И люди клали свои жизни за своих друзей, родных и близких и ценой такой жертвенности мы победили».

По словам священника, в православном понимании существуют три типа людей ― человек плотский, душевный и духовный. Плотский человек наслаждается страданиями других, но таких людей, по словам священника, мало. Человек душевный хочет, чтобы и ему, и другим было хорошо, таких подавляющее большинство. Но меньше всего духовных людей.

«Духовный человек готов страдать ради блага других. Во время Великой Отечественной войны наш народ доказал свою духовность. Люди несли ношу страданий, жертвовали собой ради блага других, а это жертвенное качество, которое больше всего приближает человека к Сыну Божьему, Который отдал свою жизнь ради других», ― подчеркнул отец Олег Стеняев.  

«В череде побед русского оружия ― это один из праздников, ― добавил священник. ― У нас была победа и над Наполеоном, и над татаро-монгольским игом, и другие не менее славные победы. Но такую цену за победу, как в Великую Отечественную войну, мы никогда не платили. Но именно жертвенность показывает, является ли нация духовной, душевной, или плотской. Это все было на фоне пропаганды атеизма и безбожия. Это и удивительно, что безбожные пятилетки не смогли уничтожить жертвенную духовность наших дедов и прадедов». 

Все разговоры о том, что можно было бы сдать Ленинград, или любой другой город, но, тем самым, спасти жизни людей, священник считает, неправильными.

«Ну а что значит сдать?! Мы не могли с доверием относиться к Третьему Рейху. В первый день войны была бомбежка Киева и других городов: гибли женщины, дети и старики. Как можно с доверием отнестись к такому оккупанту?! Тем более, когда были подняты все документы, и мы узнали о плане тотального уничтожения славянских народов. А как Третий Рейх расправлялся с еврейским народом?! Ведь они хотели полностью его уничтожить».

Священник рассказал, что незадолго до побега из концлагеря его деда, Журавлева Егора Аркадьевича, перебросили под Ригу вместе с другими заключенными. Там, ожидая своего поражения, немцы делали зачистку, сжигая трупы евреев. То, что там увидел Егор Аркадьевич, он запомнил на всю жизнь.

«Дедушка рассказывал, что евреи были завалены бревнами, их клали между бревнами, были целые горы из трупов, и эти останки вместе с бревнами сжигали. Фашисты заставляли заключенных скрывать эти улики. Мой дед, сам многодетный отец, когда вытаскивал тела детей, мальчиков и девочек, как будто сам оказался в аду. Это был кошмар. И тогда он понял весь ужас нацизма. У дедушки была одна молитва, которую он все время читал: «Помяни, Господи, Царя Давида и всю кротость его» (Пс. 131:1). И когда он хоронил потомков Давида, огромный трепет объял его. Он всю жизнь не мог спокойно вспоминать об этом, у него все время дрожали руки».

«У меня есть портрет дедушки Ивана Стеняева в красноармейке, я бы обязательно пошел в «Бессмертном полку», если бы здоровье позволяло", ― сказал отец Олег Стеняев и поздравил всех читателей информационного агентства "ДНЕСЬ" с Днем Победы.

Елена Юферева

Прочитано 176 раз

thin line