Патриаршее подворье

Соц Сети

09 Июнь

Глава IV. Организация работы Центра реабилитации (формы и методы)

Условия для успешной работы программы реабилитации лиц, пострадавших от нетрадиционных религий, — следующие.

Помещение для приемной Центра лучше организовать при храме, также это может быть дом причта.

Определить один день в неделе как приемный.

Установить время приема, например: с 12 до 16 часов.

Выбирая день и время приема,  необходимо соблюдать одно очень важное правило: они не должны совпадать с богослужением. Если это правило будет соблюдаться, то не придется переносить часы и дни приема. Как показывает опыт, изменение дня и времени негативно сказывается на организации и работе Центра реабилитации. Получится так: люди пришли —  вас нет, вы пришли — людей нет.

Итак, вы определились с местом, днем и временем. Следующее действие — оповещение людей: через объявления в храме и СМИ или расклейка объявлений по району, ближайшему к вашему храму, о начале работы Центра, куда могут обратиться за помощью люди, пострадавшие от сект, а также их родители и родственники за консультацией. Хорошо, если такое объявление будет постоянно публиковаться в каком-либо церковном издании.

Первое время приходят, в основном, родители детей, попавших в секту.

Родителям нужно объяснить, что  всякие споры на религиозные темы должны быть прекращены. Такие распри внутри семьи ни к чему хорошему не приводят, а наоборот, еще глубже заставляют их ребенка вникать в сектантское учение и чаще убегать из дома в секту, где его принимают более радушно, чем в собственном доме.

Когда он расскажет о конфликтной ситуации, возникшей дома, то его пастор или наставник скажет, что он находится на правильном пути. Если это неопротестантская секта, то ему прочитают стихи из Библии: «И враги человеку — домашние его. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня» (Мф. 10, 36-37); или «Иисус же сказал им: не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и у сродников и в доме своем» (Мк. 6, 4) и т. д..

Николай М. (23-х лет), начал посещал собрания «свидетелей Иеговы», его родители всячески пытались отговаривать его от посещения данной секты. Николай болезненно реагировал на изменения по отношению к нему со стороны родителей. Он обратился к «старейшинам» секты за разъяснением. Эму объяснили: «Это первый признак того, что ты на правильном пути. Если бы ты посещал дискотеку и разные другие увеселительные места, то твои родители не обращали бы на это никакого внимания. Но ты пошел к Иегове, и дьявол сразу начал настраивать твоих родителей против тебя. Это и удивительно, что раньше они любили тебя, а теперь восстают на твое решение служить Иегове, участвовать в «книгаизучении» и посещении «зала царств». Сделай из этого правильный вывод! Ты бросил курить, а они ругают тебя; ты перестал сквернословить и выпивать, а они недовольны тобою. Все это свидетельствует о том, что ты на правильном пути, а они — заблудшие»[1].   

Если конфликт в семье не  прекратить, то адепт укоренится в секте, и его выход из нее и сама реабилитация намного усложнится. Итак, необходим совет родителям  прекратить споры; в результате этих споров их дети будут только оттачивать сектантское учение, на практике используя родных как тренажер, для самоконтроля и «смирения».

Далее — самим родителям, если они хотят, чтобы их ребенок вышел из секты, необходимо предложить начать посещать храм и читать религиозную литературу. Когда родители сами не ходят в храм, а ребенку советуют: «ты бы в храм сходил» — результат будет от такого совета прямо противоположный.

Мария К. (43-и года), посещала собрания секты «Аум Синрикё» и водила с собою сына. Через некоторое время она оставила секту. А ее совершеннолетний сын продолжал посещение секты, изучение книг Сёко Асахары и чтение «мантры преданности» своему гуру (учителю). Мария безуспешно пыталась отговорить сына от посещения сектантских собраний. Я предложил Марии чаще посещать православный храм и готовиться к  прохождению Чина присоединения. Она воцерковилась и стала вести православный образ жизни. Отношения между сыном и матерью усложнились, сектанты, узнав, о воцерковлении Марии, запретили сыну видеться с матерью.
Кирилл (21-н год), перебрался жить в съемные квартиры секты и домой приходил только тогда, когда мать была на работе. Дома появились иконы, лампада и церковные книги. Однажды мать обнаружила на столе записку от сына, он написал ей: «Я взял почитать книгу о Серафиме Саровском, прочитаю и верну».

Через некоторое время мать застала сына дома, и он, ранее не дававший согласие на встречу со священником, сказал, что готов встретиться и обсудить «некоторые вопросы».
Через полгода и Кирилл прошел Чин присоединения
[2].

Родители  прислушались к вашим советам, посещают храм, воскресную школу для взрослых, прекратили споры с ребенком на религиозные темы в результате выстроились добрые отношения в семье. Теперь самое время пригласить сектанта в Центр для беседы. Родители должны сказать: «В Церкви есть батюшка (или миссионер), который читает Библию и интересуется как раз вероучением организации[3], в которую ты ходишь». Подобное предложение заинтересует сектанта, и в большинстве случаев можно получить согласие  на встречу. Ни в коем случае нельзя подсовывать сектанту литературу с компроматом на его секту. Это может только озлобить его и подорвать его интерес к возможной встречи со священником или миссионером.
Сектант согласился на встречу и  пришел к вам на прием. Если он настроен доброжелательно, то можно предложить ему тему для полемики только на основании Библии, если речь идет о неопротестанте.

У любого неопротестанта есть мнение,  сложившееся под влиянием сектантских лидеров, что православные Библию не читают, или, если читают, то не понимают ее истинного содержания.
Уже тот факт, что вы предлагаете побеседовать на тему, например, о Предании и Писании, или об иконопочитании, или о крещении младенцев и т. д., обращаясь по этим вопросам только к библейским текстам, расположит сектанта к слушанию.

Если же вы видите фанатично настроенного сектанта, лучше не вступать с ним в спор. Даже загнав его в тупик логически продуманными вопросами, на которые у него не найдется ответа, вы только укрепите его в сектантстве. Он подумает: «да правильно мне мой наставник (или пастор), говорил: «надо лучше изучать Библию». И вместо продолжения общения с православным миссионером, он более интенсивно, чем ранее, начнет изучать вероучение своей секты.
В этом случае нужно у него спросить, посоветовался ли он с руководителем своей «религиозной группы», прежде чем придти на встречу с православным миссионером. Когда он ответит, что это его личная инициатива или что он пошел на это только под давлением родителей, вы должны сказать,  что не видите смысла в продолжении беседы и с большею охотою пообщались бы с руководителем его «религиозной организации». Если рядовой адепт секты посещает собрания «свидетелей Иеговы», у них руководитель не называется «пастором», но «старейшиной». Эти особенности надо учитывать в разговоре с представителем той или иной секты. То есть, миссионер должен учитывать понятийный аппарат сектантов, необходимо владеть их терминологией (1  Кор. 9, 20). 

Почему именно так нужно поступить и пригласить руководителя секты или одного из лидеров секты, т. е. то лицо, которое является авторитетным в глазах вашего оппонента?
Дело в том, что в глазах сектанта его «наставник» («гуру», «старейшина», «пастор» или «лидер группы») является человеком, который первый рассказал ему о Боге, который обратил его в новую веру. Следовательно, таковой является для него незыблемым авторитетом, неким «посланцем от Бога», по отношению к которому отсутствует всякое критическое восприятие или оценка
[4].
Итак, вы отказались беседовать с фанатично настроенным сектантом и выказали желание пообщаться в его присутствии с его наставником. Что происходит потом?

Кирилл С. (17 лет) рассказывал: «После того, как вы отказались продолжать разговор со мною и согласились на встречу с моим пастором, я и за себя решил, что так будет лучше. В воскресенье, как обычно, я пришел на собрание и до начала «собрания прославления» подошел к пастору Николаю и рассказал о встрече с вами. Не успел я высказать пожелание ваше встретиться с ним, как пастор остановил меня и сказал: «Ты не должен был ходить к православным, их священники — языческие жрецы, и сегодня на собрании ты должен будешь принести покаяние». Но я продолжил свой рассказ и сообщил Николаю, что вы хотите с ним встретиться, так как у вас есть интерес к Библии и некоторые вопросы, которые вы хотите с его помощью прояснить. Совершенно неожиданно для меня пастор Николай живо отреагировал на ваше предложение, и мы условились, что я приведу его на Ордынку во вторник, для беседы с вами. Мое публичное покаяние он отменил и сказал, что надо молиться и за заблудших православных священников. После чего он даже высказал мысль, что, возможно, Дух Святой все так устроил и что я должен был с самого начала все согласовать с ним»[5]

Далее: сектант оповещает вас  о согласии пастора на встречу. Вам необходимо, если есть возможность, с ним связаться и поблагодарить за согласие на встречу. Предложить определить тему разговора, чтобы встреча не была беспредметной. Высказать пожелание, чтобы были слушатели как с православной, так и с неправославной стороны. Такая встреча, независимо от того, сколько человек в ней участвует, называется — диспут.

Задача любого такого диспута — дать возможность рядовым сектантам оценить в сравнении аргументы своей стороны, представленные с их стороны авторитетным сектантским лидером, а со стороны православных — священником или миссионером-мирянином.

Цель  диспута — разрушить стереотипы, существующие в сектантской среде. Показать им, что существует целый ряд библейски продуманных ответов на их вопросы и возражения. И если даже диспут будет происходить без существенного перевеса в ту или иную сторону, это будет означать, что победа одержана именно православной стороною. Так как для рядовых сектантов их лидер — не просто начитанный и библейски образованный человек, он для них, прежде всего, харизматический лидер, именно в религиозном понимании этого слова. То есть, он воспринимается «сосудом Духа Святаго», человеком, пребывающим в особо тесном, молитвенном отношении с Богом. 

Как правильно организовать проведение самого диспута?

Лучше всего диспут-встречу проводить на «чужой территории» — здесь мы имеем возможность включить в дискуссию наибольшее число сектантов. Если это будет именно диспут, а не беседа, и сектанты дадут согласие на такой формат общения, то обязательно надо установить регламент данного мероприятия. Обычно я предлагаю следующий регламент.
Выбирается три-четыре вопроса, по которым и будет осуществляться диспут. Сначала говорит одна сторона по первому вопросу 15-20 минут, потом другая в таком же временном диапазоне. После  дается 15-20 минут на прения по рассмотренной теме. Так рассматриваются все ранее заявленные вопросы. После чего каждая из сторон может высказаться в течение 5-и минут по результатам всего диспута, а затем объявляется его завершение. Нелишним бывает назначить с одной и с другой стороны по участнику диспута, которые будут следить за соблюдением регламента.

В диспуте по каждой из заявленных ранее тем, с одной и с другой стороны, может участвовать по одному оппоненту. При смене тем можно менять и участников диспута. По окончании диспута целесообразно объявить телефон Центра реабилитации для слушателей с противоположной стороны.

В свое время, в середине 90-х, мы предложили диспут членам секты «Аум Синрикё», высказав пожелание встретиться на диспуте с самим Асахарой. Асахара назначил для проведения диспута с их стороны свое доверенное лицо Пуно Сигошу. Диспут проходил в огромном зале секты на Звездном бульваре в Москве. Со стороны сектантов присутствовало более 100  человек, православных пришли только трое. Диспут проходил более 2-х часов. И по его окончании мы объявили координаты московского  Центра реабилитации на Ордынке, с уточнением времени приема.

В течение недели с противоположной стороны Центр посетили более 30 «аумовцов», 25 из которых позже прошли Чин присоединения.

Итак, диспут, или встреча с «лидером», в присутствии рядового адепта секты состоялась. Следующий и очень важный этап — это посещение сектанта по месту его жительства.
Место жительства любого человека — это интимная среда, куда посторонних людей не принимают. И если вам все же удалось посетить сектанта по месту жительства, то можно сказать, что вы точно установили с ним доверительные отношения.

Секта «свидетелей Иеговы» давно практикуют этот метод, чем и объясняется их численный рост.

Обычно при посещении сектантов по месту их жительства я специально не завожу вопроса о наших с ними религиозных разногласиях, но стараюсь говорить более на отвлеченные от полемики темы. Здесь мой оппонент видит, что он интересен мне не только как объект для миссионерской «обработки», но и как человек. Желательно на такую встречу взять с собою человека, вышедшего из секты, к которой принадлежит ваш оппонент. Он сможет рассказать о своем собственном опыте возвращения в Церковь, избегая резких оценок той секты, где он когда-то находился.

Конечно, если сектант сам затронет те или иные вопросы, то необходимо в дружественной форме, без давления и излишней эмоциональности ответить на его вопросы или замечания. И очень важно подсказать ему, чем он мог бы заниматься в случае его перехода, или возвращения, в Православие. Если человек имеет склонность к пению и музыке, ему можно предложить петь в хоре; если его более интересуют сугубо религиозные вопросы, то он мог бы начать посещение молодежного кружка по изучению Библии при вашем храме. Как показывает опыт, лица, проявляющие интерес к Православию, но еще не вошедшие в Церковь, интересуются, чем бы они могли быть полезными на приходе в случае их присоединения к Православной Церкви.
Подготовка к прохождению Чина присоединения, в зависимости от состояния бывшего сектанта, обычно занимает полгода или год. За это время он должен изучить основы православного вероучения, их отличие от сектантских вероубеждений.

Кульминацией возвращения в Церковь является прохождение Чина присоединения, к которому выходящий из секты должен относиться как к очень важному и ответственному событию в своей жизни.

Если общение с неопротестантами обязывает миссионера хорошо разбираться в аргументах противоположной стороны и знать, как правильно ответить на эти аргументы с Библией в руках, то в случае общения миссионера с представителем нехристианской секты необходимо владеть знаниями о тех «символических» книгах, которые доминируют в той или иной нехристианской секте. Здесь также необходимо и владеть их терминологией, и учитывать этнические особенности данных нетрадиционных групп. Также необходимо находить и новые формы миссионерской работы с учетом религиозных особенностей нехристианских религиозных групп.

По благословению священноначалия, мне пришлось посещать Чеченскую республику в период «второй» войны с 1998-го по 2000-й. В одной из поездок по г. Грозному я остановился близ кафе, в котором находилось несколько чеченцев из числа так называемых «боевиков». Мне тогда уже было известно, что мусульманам, тем более ваххабитам, категорически запрещается слушать любую не мусульманскую проповедь, и, более того, они обязаны любыми возможными средствами ее пресекать в своей среде.

Зная, как мусульмане трепетно относятся к своим именам, я использовал следующею тактику. Подсев к ним, я обратился к ближайшему ко мне ваххабиту со следующим вопросом:
— Как ваше имя?

Он ответил, что его зовут Муса, после чего я предложил ему рассказать «все, что я знаю об его имени». С живейшим интересом историю о Моисее слушал и сам Муса, и сидевшие рядом чеченцы. Когда я окончил завуалированную проповедь, посыпались вопросы и от других ваххабитов, отдыхавших в этом же кафе. Следующие имена, которые я «объяснял», было имя Джебриил (Гавриил) и имя хозяина кафе Иса (Иисус). В случае с именем Джебриил я рассказывал собравшимся о явлении Архангела Гавриила Деве из Назарета. А в случае с именем Иса (Иисус) я мог совершенно спокойно проповедовать о Христе. На возглас одного из подошедших к нам чеченцев:

— Что вы его слушаете, он кафир!

Собравшиеся отреагировали достаточно решительно:

— Не мешай! Он объясняет нам наши имена![6]

Миссионер должен быть всегда готов к использованию нестандартных методов ведения беседы. Особенно если он оказывается в другой этно-религиозной среде.

Был случай, когда я посетил собрание пятидесятников в поселке Новое Косино, близ Москвы. Тогда на собрании присутствовал «пророк» из Новороссийска, о котором говорили, что он обладает даром исцеления, пророчества и даром истолкования языков. К приехавшему выстроилась целая очередь желающих получить истолкования «молитвы иными языками». Я был в штатском, и меня тогда там мало кто знал. Воспользовавшись этим обстоятельством, я занял очередь. Когда очередь дошла до меня, «пророк» из Новороссийска обратился ко мне с призывом:

— Молись!

Так как я в то время увлекался восточными языками: ивритом и арабским, то я сначала прочитал по памяти на иврите известный текст:

— «Шема Йисраэль: Адонай элохену, Адонай эхад»[7].

Мой «переводчик» так истолковал эти слова:

— «Аллилуйя! Несешь снопы, строй дом и набирай работников».

Далее я по памяти на арабском языке прочитал первую суру из Корана «Аль Фатиха». Мой «истолкователь» и ее истолковал подобным же образом:

— «Несешь снопы, собирай строителей, открой колодцы и раздавай воду жизни. Тебе нужны помощники, работники и строители, неси снопы. Аллилуйя!»

Здесь я остановил «пророка» и сказал ему:

— Вы неправильно истолковали эти слова. Первый текст я прочитал на иврите, а второй на арабском языке, и во всех случаях вы неправильно истолковали эти слова.

Далее, обратившись к собравшимся, я сказал, что я православный, некоторые пятидесятники знали меня, и в мой адрес последовал вопрос:

— Так что же, вы пришли искушать нас?

На что я ответил, что я пришел не искушать их, а испытать, и сослался на известный текст из Нового Завета: «Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире» (1 Ин. 4, 1).

После этого завязалась дискуссия, причем некоторые из собравшихся согласились со мною, что я имел право испытать этого человека. К тому времени «пророка» увели в «пресвитерскую комнату», а я предложил собравшимся организовать диспут между православными и пятидесятниками и по другим спорным вопросам. Позже, где-то через месяц, диспут  состоялся. 

Миссионер не должен бояться новых методов общения не только с рядовыми сектантами, но и с руководителями сектантских групп. Причем если удается обратить в Православие авторитетного для секты лидера, то за ним всегда тянется шлейф и других сектантов, желающих присоединиться к Православию. Не надо думать, что сектантские лидеры более разбираются в своем собственном вероучении, чем рядовые сектанты. Но всякий раз, когда удается обратить в Православие лидера сектантской группы или даже успешно провести с ним диспут, результат всегда не замедлит сказаться. И таких случаев на настоящий момент было уже достаточно много, чтобы сделать правильный вывод: надо проводить миссионерскую работу не только с рядовыми сектантами, но и с их руководителями.



[1] Записано со слов Николая М.

[2] Записано со слов Марии К.

[3] В общении с сектантами лучше избегать на начальном этапе слова «секта» или «ересь»,  что может создать ненужные дополнительные трудности при установлении доверительных отношений.

[4] Эффект матери новорожденного цыпленка.

[5] Записано со слов Кирилла С.

[6] (Использован прием Апостола Павла Имя неведомо его носящему, как был неведом ареопагитам Бог, стоящий в ареопаге).

 

[7] «Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть» (Втор.6,4).

Протоиерей Олег Стеняев

Священник Олег Стеняев (род. в 1961г.), бакалавр Богословия, является специалистом в области Сравнительного Богословия. Миссионер. Известный христианский публицист и проповедник, автор целого ряда книг, посвященных библейскому анализу актуальных проблем, связанных с жизнью Церкви и Общества. О. Олег является председателем редакционного совета газеты «Миссионерское Обозрение» (приложение к газете «Православная Москва»). Являясь активным противником религиоведов, сторонников т. н. «тоталитарной теории», и активным проповедником Православия среди сектантов, о. Олег проповедует в выдержанной и спокойной манере, ведя полемику как с первыми, так и со вторыми не только на разных сайтах Интернета, но и во время открытых диспутов. Достоинством проповедей и полемических бесед о.Олега является его уважительное отношение к личности любого из своих оппонентов.

  • Комментарии не найдены
Добавить комментарий

thin line

Яндекс Д

Оглавление

Архив материалов

« Ноябрь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
Разработка веб студии АН-2 (2012)

Вход or Регистрация

Регистрация

Ваша регистрация
или Отмена